Гимн Лиги выпускников


Все мы дети одной альма матер,
Из единого корня растем.
Каждый горд, что в Казани когда-то
Получил свой врачебный диплом.
Весь текст
 
 
 
 
некоммерческое партнерство
Лига выпускников
казанского государственного
медицинского университета
г. Казань +7 965 629 6455
     
 

Ахунзянов Алмаз Асхатович - Волки войны и их двуногие сородичи

К 75 летию победы в Великой Отечественной войне

 

Ахунзянов Алмаз Асхатович - доктор медицинских наук, профессор.

Трагические события Великой Отечественной войны, невольными свидетелями которых мы стали в раннем детстве и юности, воспринимались нами как неизбежная часть нашей жизни, нашей судьбы. В них мало было места для радости и веселья. На фоне всеобщего горя и печали на лицах овдовевших матерей и потерявших своих сыновей стариков наши детские лица становились похожими на них. В годы войны в лесах нашего района резко возросло количество волков.

На фото: Братья Ахунзяновы. Июль 1940 г. Юлдашу 13 лет, Алмазу 3 года.

Ахунзянов Алмаз Асхатович - О чём мечтали "дети войны" долгие годы

Они нападали на стада овец, по ночам посещали скотные фермы колхозов и частные хозяйства. Через соломенные крыши волки проникали в скотные дворы и душили овец. Овцы часто прятались за коровами, которые своими рогами и копытами весьма успешно оборонялись от волков. Когда волки приближались к деревне, собаки громко лаяли. К сожалению, волкам нередко удавалось задушить и собак. Лёгкой добычей становились и овцы, отставшие от стада. На следующий день все деревенские мальчишки искали заблудшую овцу и находили её со следами зубов волка.

В период весенней посевной и осенней уборочной страды мы вместе со взрослыми, часто со стариками, по ночам пасли рабочих лошадей на лугах. Жгли костёр, и лошади спокойно паслись. Глубокой ночью, когда к стаду приближались волки, лошади на них реагировали и собирались вокруг костра, образовав круг, обратившись головами к нам. Когда волки приближались к лошадиному кругу, последние начинали усиленно отбиваться задними копытами. Копыта попадали в тела или головы волков, они жалобно выли и постепенно удалялись от нас. Нередко на поле боя по утрам находились следы крови, и, к счастью, эта кровь не была лошадиной. Таким образом, волки с военных полей переместились к нам в глубокий тыл и чувствовали себя вольготно. Приносимый ими ущерб хозяйствам колхозов и совхозов был огромен. В связи с этим руководство колхозов нанимало охотников для отстрела волков. В нашем районе таким охотником стал дядя Ваня. Житель Чурилинского района, инвалид ВОВ, получивший повреждение левой кисти, стрелять из охотничьего ружья мог метко. Он квартировался у нас дома и отстрелянных волков привозил к нам во двор. На смотрины волков собирались все мальчишки. За тушу волка дяде Ване давали барана. Но и этого оказалось недостаточно. Для улучшения результативности отстрела был выделен самолёт ПО-2, с которого отстреливали волков. Благодаря этому через несколько лет количество волков резко сократилось.

В 1952 году, после окончания неполной средней школы у себя на родине, я стал учеником татарской средней школы № 18 в г. Казани. В те годы единственной для нас дорогой в Казань была железная дорога через станцию Арск, находившаяся в 35 кмот нашей деревни. Добираться от станции Арск в деревню М. Шинар и обратно труднее всего приходилось зимой на новогодние каникулы. В это время на лошадях мало что возили и попутчиков встретить удавалось редко. Пассажирский поезд Казань ‒ Арск уходил с железнодорожного вокзала в 6 часов утра. Чтобы успеть к поезду, мне приходилось в 4 часа утра выходить из дома на улице Тельмана, 41. Затем по тёмным улицам добираться до железнодорожного вокзала. Это было нелегко и часто небезопасно. На паровозной тяге поезд двигался медленно и останавливался у каждой деревни или разъезда. Только к 12 часам поезд прибывал к станции Арск. Иногда наш пассажирский тихоход пропускал товарные поезда из 30 и более вагонов и тогда добирался ещё дольше.

После краткого обеда сухим пайком со случайными попутчиками выдвигались до нашей деревни. По пути проходили  4 деревни, где царствовала бедность. Наиболее тёмное время, после 6 часов вечера, – последний и самый трудный отрезок дороги – приходилось идти одному. Дорога проходила недалеко от леса, где обитали волки. На полпути к нашей деревне каждый год меня встречал волк. Первая встреча была для меня самой страшной. Затем я получил советы отца, как вести себя в таких случаях, и встречи стали менее пугающими. Я чётко усвоил: к волку спиной не поворачиваться, строго и спокойно смотреть ему в глаза. Палкой, которую следовало брать с собой на этот участок дороги не махать, а держать её концом к земле. Очень спокойно делать короткие и очень редкие шаги. После такого 5-6-минутного топтания волк начинал делать шаги вперёд, но с дороги не сворачивал. Через некоторое время волк снова поворачивался ко мне мордой и останавливался. И так много раз, пока не приближалась деревня. Когда показывались тусклые огни деревенских окон, волк спокойно удалялся в сторону глубокого оврага, ведущего к колхозным фермам. Эти приёмы помогали при встречах с волками и собаками, но не бандитами.

Так, младший брат моего отца, Ахматжан Абый, будучи учителем, был мобилизован в ряды армии. На полях сражения получил тяжёлое осколочное ранение ноги и после длительного лечения в военном госпитале был демобилизован и принят на работу директором детского дома Кировского района г. Казань. Однажды, получив продовольственные талоны для своих воспитанников, возвращался по дороге вдоль порохового завода, где поджидали бандиты, которые ограбили и убили его. Задержать их не удалось.

В 1953 году его старший сын после демобилизации вернулся в Казань и устроился на работу милиционером. Крепкого телосложения, высокий, он любил свою работу. Однажды, когда он дежурил на посту около кинотеатра «Родина», увидел, как несколько мужчин волокут в тёмный двор девушку. Он бросился на помощь, достав из кобуры табельное оружие. В неравной борьбе, пытаясь не дать завладеть оружием, один из нападавших был убит. Девушка к этому времени сбежала, и приехавшая милиция задержала всех – и бандитов, и постового. На суде Мулланура-абыя оправдали, но следователь, знавший состав банды, посоветовал покинуть Казань. Спасая жизнь, Мулланур переехал в Красноярский край.

Тем не менее, холодное лето 1953 года продолжалось. В сентябре начались ночные грабежи домов на улице Тельмана. Начиная с площади Свободы, каждую ночь грабили квартиры в деревянных домах. Глубокой ночью, через окно бандиты проникали в квартиру и, смертельно напугав жильцов, уносили всё ценное. Поймать бандитов не удавалось. Грабители проникали в дома, точно зная, чем можно поживиться. Закиржан-абый созвал домашний военный совет. Обсуждали, как будем защищать дом от грабителей. Наша квартира располагалась на 2 этаже, трёхкомнатная, с балконом над подъездом. Наиболее вероятными участками проникновения были балкон и окно рядом с водосточной трубой. Вооружившись топориком и малокалиберной винтовкой, пользоваться которой я научился в стрелковом клубе на ул. Подлужной, я охранял 2 окна балкона. Закиржан-абый с топориком охранял окно. Несколько ночей мы добросовестно несли охрану и на наше счастье, за 3 дома от нас грабителей поймали. Ими оказались бывшие узники тюрем, которые попали под амнистию.

К великому сожалению, наши переживания на этом не закончились – в декабре 1953 года, от грудной жабы и разрыва сердца (диагноз врачей того времени) умер хозяин дома – Закиржан абый.

Источник: Сборник КГМУ «Победу приближали, как могли», 2016г.

Материалы по теме "75-ая годовщина Великой Победы!" >>>

 
 
 
 
 
 
     
     
 
 
Copyright © 2011 Лига выпускников
Тел.: +7 965 629 6455
Казанский Государственный Медицинский Университет
Создание сайта Вебцентр