Гимн Лиги выпускников


Все мы дети одной альма матер,
Из единого корня растем.
Каждый горд, что в Казани когда-то
Получил свой врачебный диплом.
Весь текст
 
 
 
 
некоммерческое партнерство
Лига выпускников
казанского государственного
медицинского университета
г. Казань +7 965 629 6455
     
 

Валитов Сулейман Ахмет-Сафич - Жизненный путь солдата

К 75 летию победы в Великой Отечественной войне

 

Валитов Сулейман Ахмет-Сафич - кандидат медицинских наук, доцент.

Выпускник медуниверситета 1953 года, в прошлом ординатор, аспирант, доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии, а с 1971 по 1986 год — декан педиатрического факультета.

Награды и знаки отличия: две медали «За отвагу», орден Красной Звезды, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941‒ 1945 гг.», орден Отечественной войны 2-й степени, «Отличник здравоохранения СССР», «Отличник высшей школы СССР».

Я коренной житель Казани, родился 10 октября 1924 года в большой дружной семье. Детей было шестеро. Все дети получили высшее образование. Четверо воевали на фронтах ВОВ. Один из братьев был пулемётчиком, погиб на Карельском перешейке в 1942 году.

Начало ВОВ пришлось на мою учёбу в 10-м классе. В октябре 1941 г. нас отправили строить оборонные сооружения на правой стороне Волги. В районе Тетюш рыли противотанковый ров: 7 метров ширины и 5 метров глубины. Никакой техники. Главный инструмент – лопата. Пожалуй, это был самый тяжёлый период в моей жизни. Потом, на фронте, было страшно. Здесь нам, мальчишкам, было очень трудно. Работали до 4-х часов. Питание выдавали сухим пайком. Жили в мечети. Чтобы сварить, надо было выстоять очередь на кухне. Иногда – до поздней ночи. А в 6 часов утра нужно было уже вставать. Одежда и обувь порвались. Но выжил. Через месяц, в ноябре, вернулся домой.

В школу нужно было ходить далеко, на ул. Нариманова. Осенью 1942 года призвали в армию.

В процессе прохождения службы попал в Тамбовское пулемётное училище. Должен сказать, что к пулемёту я относился скептически. Во-первых, я был маленького роста, а «Максим» весил 64 кг, таскать его было тяжеловато. Во-вторых, чтобы при атаке его переместить, нужно было тащить дулом назад, а затем разворачивать в сторону неприятеля. А у немцев к этому времени в руках были автоматы дулом вперёд. Но тем не менее, об училище у меня осталось хорошее впечатление и я до сих пор о нём вспоминаю с благодарностью. Нас добросовестно учили всему военному делу. Наступать и держать оборону днём и ночью. Владеть всеми образцами стрелкового оружия, ротными и батальонными миномётами и даже стрелять из пушек («сорокопяток») по танкам прямой наводкой, сапёрному делу, минировать, обезвреживать сапёрные и противотанковые мины,химзащите, штыковому бою и, в будущем очень пригодившейся мне, войсковой радио- и телефонной связи. Таким образом мы, рядовые бойцы, получили основательные военные знания.

В феврале 1943 года нас отправили на фронт. Наступила весна. Дороги были плохие, грязь непролазная. Рубили лес, стелили брёвна и по ним проходили войска. Питание было недостаточным. Я заболел и попал в военно-полевой госпиталь. Врачи московские, лечили хорошо. Питание нормальное. Поправился, но очень сильно отстал от своей части. Определили в пересылочный полк. И вот тут я решил, что лучше пойду рядовым стрелком, но только не пулемётчиком. Назначение в новую часть происходило следующим образом: приезжали офицеры и набирали или по желанию, или по специальности. Вызывают артиллеристов – не выхожу, танкистов – не выхожу, пулеметчиков – тем более (с дрожью вспоминаю 64 кг). Повезло. Подходит капитан, спрашивает:

- Бегать умеешь?
- Да.
- Телефон знаешь?
- Да.
- Фамилия?
- Валитов.
- В связь!

Так 10 июля 1943 года я был определён связистом в полк им. А. Матросова 56-й гвардейской дивизии 10-й гвардейской армии, которая в 1941 году защищала Москву.
Наступление войск Западного фронта в смоленском направлении началось 8 августа 1943 года. И вот мне выпало первое настоящее испытание.Наблюдательный пункт (НП) командира полка располагался примерно в 250‒ 300 метрах от переднего края, где находился командир батальона. Было важно поддерживать постоянную связь между ними в зоне плотного артиллерийского и миномётного огня (телефонный кабель обрывался очень часто).

Уже два часа дня, а полк никак не может выполнить дневную задачу ‒ овладеть высотой, контролирующей всю прилегающую местность. Звонок командира дивизии командиру полка (мы, связисты, всегда очень хорошо информированы):

- Готовься! Через 15 минут небольшая артподготовка и атака, поддержанная танками. Всё.

Командир полка берёт другую телефонную трубку для связи с батальоном и только начинает разговор, как очередной немецкий артналёт прерывает связь. Командир полка не успевает сказать главное ‒ про атаку и танковую поддержку. К сожалению, радиосвязь в таких ситуациях ненадёжна. Радиостанции в батальонах были очень несовершенны, немцы их быстро засекали, и комбаты запрещали их включать.

Начальник связи полка капитан Багрянцев командует:

- Петро! Вперёд!

Петро выскакивает из окопа, берёт в руки кабель и бежит. Немцы наблюдают очень внимательно! Слышны миномётные выстрелы. Мы кричим:

- Ложись!

Но он продолжает бежать, его накрывают взрывы, он падает и не встаёт.

Следующая команда:

- Иван! Вперёд!

Точный повтор первого случая. Новая команда:

- Сынок! (это я, маленький, худой). Вперёд! Не подведи!

Выскакиваю из окопа, хватаю кабель и бегу. Определяю примерно расстояние до воронок от бомб и снарядов крупного калибра по высоте брустверов. Слышу звук первого выстрела, пробегаю 25 ‒ 30 метров и прыгаю в воронку. Не успеваю приземлиться, а уже начались взрывы. Вывод: опаздываю, нельзя рисковать, бег надо прервать чуть раньше. Всё это повторяется ещё дважды. Сижу в третьей воронке, наверху взрывы. Думаю, немец не дурак, понял мою тактику, поэтому решаю действовать по-другому. Очередной миномётный налёт кончился, но я не вылезаю. Проходит всего 3 ‒ 4 секунды, и вдруг вокруг начинают взрываться мины. Точно! Немец решил меня перехитрить и четвёртый залп произвёл раньше. Звуки выстрела этого четвёртого налёта я не слышал, потому что в это время взрывались мины третьего налёта. Наконец, стало тихо. Вылезаю, пробегаю 25 ‒ 30 метров и вижу небольшую воронку от мины, на её дне лежат оба конца оборванного кабеля. Хватаю и перебегаю в более глубокую воронку, зубами рву изоляцию (время истекает, сейчас должны пойти танки и всё порвут гусеницами). Соединяю оголённые концы, связь восстановлена! Слышу по своей трубке приказ командира полка о готовности к атаке. Включаюсь сам:

- Маша! Это я! (у нас в роте связи были две очень хорошие девочки, связистки Маша и Ирина из города Бийска, столицы горного Алтая, где формировался полк).
- Подожди! (голос Маши).
- Сынок! (голос капитана Багрянцева).
-Да.
- Молодец, возвращайся.
- Есть.

Немцы поняли, что сейчас начнётся атака, и готовятся к отражению. Тишина, никто не стреляет, молчат даже снайперы. Недалеко от моей воронки, в 30 ‒ 40 метрах, заросли кустарника. Шагаю туда в полный рост, довольный собой. Немцам показываю кукиш. Начинается наша артподготовка. Вхожу в кустарник. Оглушённый, падаю, потеряв на секунды сознание. Открываю глаза, а надо мной дымится ствол нашей танковой пушки после выстрела и наползают гусеницы. Встать не успею, нет времени, нельзя опоздать на долю секунды. Перекатываюсь по земле. Гусеницы проходят мимо (ругаю себя ‒раззява я! в такой ситуации нельзя расслабляться даже на секунду). Встаю. Из кустов выскакивает полтора десятка Т-34 и, стреляя на полном ходу, мчатся к переднему краю. Через 15 ‒ 20 секунд слышится: «Ура!». Из окопов поднимаются комполка и его свита. Все бегут вперёд. Значит, высотку взяли, дневную задачу выполнили. Всё. Вот теперь немного можно успокоиться.

Этот типичный эпизод войны имел место в августе 1943 года под Смоленском. Конец войны ещё не просматривался. До 9 мая 1945 года было далеко. Подобных ситуаций в разных вариантах в период почти ежедневного соприкосновения с противником были десятки, а то и сотни. Мне очень повезло: домой вернулся живой и здоровый, выросший на фронтовых харчах и свежем воздухе. Помогли опыт и знания, приобретённые в школе и военном училище, чтение книг и журналов.

29 марта 1946 года демобилизовался. До конца учебного года осталось 1,5 месяца. У меня нет аттестата зрелости. Пошёл учиться в вечернюю школу. Пришёл в погонах с орденами и медалями. Посадили на первую парту. Далее поступил в КГМУ.

Естественен вопрос, почему выбрал медицину? Объяснение простое. Военная судьба занесла меня в партизанский отряд. Командир отряда, очень уважаемый всеми человек, получил тяжёлое ранение. Мне дали лошадь с санками и отправили в госпиталь через лес и линию фронта. Еду ночью, темно, опасно себя обнаружить, а кругом фашисты, слышны голоса на непонятных языках. Повезло. Раненого я довез до наших и сдал по назначению медикам, но спасти его они не смогли. Я очень переживал и даже злился на врачей. Ведь я так старался помочь раненому, а они не смогли? Тогда я и дал себе слово – стану врачом, чтобы люди не умирали! Их надо хорошо лечить! Слово своё я сдержал.

На приёме у президента.

Материалы по теме "75-ая годовщина Великой Победы!" >>>

 
 
 
 
 
 
     
     
 
 
Copyright © 2011 Лига выпускников
Тел.: +7 965 629 6455
Казанский Государственный Медицинский Университет
Создание сайта Вебцентр