Гимн Лиги выпускников


Все мы дети одной альма матер,
Из единого корня растем.
Каждый горд, что в Казани когда-то
Получил свой врачебный диплом.
Весь текст
 
 
 
 
некоммерческое партнерство
Лига выпускников
казанского государственного
медицинского университета
г. Казань +7 965 629 6455
     
 

Богданов Рефгат Закуанович - На наших кафедрах работали преподаватели- врачи самой высокой врачебной сущности

К 75 летию победы в Великой Отечественной войне

 

Об авторе

Богданов Рефгат Закуанович родился 13 ноября 1925 г. в Казани. В 1949 окончил КГМИ, трудовой стаж 54 года. Кандидат медицинских наук, доцент. Награждён медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.», «За доблестный труд», в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», «Ветеран труда», «В память 1000-летия Казани».

На фото: Богданов Рефгат Закуанович

В нашем возрасте, а мне 88 лет, жизнь течёт совсем по-другому, чем когда-то. Мы живём в воспоминаниях о жизни с родителями, о жизни в школе и, наконец, о жизни в институте. Я окончил институт в 1949 году. Вообще, у меня было желание стать акушером-гинекологом, но ректор института направил меня на кафедру физиологии, где я начал работать. Так началась моя жизнь в моём родном институте (тогда он назывался не университет, а институт, бывший медицинский факультет Казанского Императорского Университета). Преподаватели были удивительными ‒ это были ученики великих русских профессоров. Я могу даже сказать, все их учителя были учителями великих русских предшествующих им профессоров.

Медицинский факультет, помоему представлению, был лучшим медицинским факультетом в России. Здесь преподавали первый известный физиолог А.Ф.Самойлов, профессор С.С. Зимницкий, фамилия, известная для медиков, он был специалистом по почкам, сердцу, лёгким, Л.О. Даршкевич ‒ выдающийся русский невропатолог. Он написал учебник «Курс нервных болезней», который был переведён на немецкий язык и издан в Германии. Это первый случай, когда русскоязычный учебник был переведён на немецкий язык, до этого переводили с немецкого на русский. Также в Казанипреподавали Э.В. Адамюк ‒ создатель русской офтальмологии, знаменитый А.В. Вишневский.

Мы учились у их учеников, здесь работал, пожалуй, самый крупный в России акушер-гинеколог В.С. Груздев. К нему приезжали жёны, дочери богатых людей из Москвы, Баку. Здесь работал Н.К. Горяев, создатель знаменитой камеры Горяева. Профессор В.Н. Тонков ‒ русский и советский анатом, автор нескольких книг. Вскоре его пригласили в Санкт-Петербург. Те, кто уезжал из Казани, все попадали до революции в Военно-медицинскую академию. Это были В.М. Бехтерев, В.Н. Тонков.

В Казани учился и преподавал академик А.Д. Адо ‒ ведущий аллерголог России, один из создателей аллергологии в СССР. Он учился в одной группе с моей мамой, а после окончания Казанского университета его пригласили в Москву во 2-й медицинский институт. Старостой этой группы был С.В. Курашов, который вскоре стал Министром здравоохранения РСФСР и СССР. С Курашовым мне посчастливилось встретиться, правда, случайно.

Известный профессор А.Г. Терегулов (двоюродный брат моей бабушки) в 1906 году поступил в Казанский университет на медицинский факультет,после окончания он остался в университете и стал профессором. Я у него учился.

Нам преподавал А.Н. Миславский ‒ гистолог, патриарх русской гистологии. Читал нам лекции, но очень тихо, так как был в почтенном возрасте. А учителем его был К.А. Арнштейн ‒ московский немец, который окончил Дерптский (нынеТартуский) университет на немецком языке. Работать приехал в Казань. Он был любимцем студентов, устраивал с ними чаепития, общался. Он является основателем русской гистологии, а именно нейрогистологии.

Учеником А.Н. Миславского, у которого я начал работать на кафедре физиологии, был А.В. Кибяков. Он впервые в истории физиологической науки показал, что с одного нейрона на другой передача осуществляется при помощи химических посредников. Это было выдающееся открытие. Медицинская академия попросила внести его в Американскую энциклопедию.

После войны, читая лекции, он один час посвящал великому естествоиспытателю и физиологу Гельмгольцу, который показал, как происходит аккомодация, а также как мы слышим звуки разной высоты, связанные с частотой, впервые измерил скорость распространения возбуждения по нервным волокнам, создал формулу сохранения энергии.
Физиология в XIX веке развивалась в основном в Германии. Все физиологи проходили стажировку в Германии после окончания Казанского или Российского университета.
Теперь о преподавателях (их ученики).

Изумительны были терапевты: А.Ю. Голиков, доцент кафедры физиологии, прекрасный преподаватель, В.С. Смирнов, его считали лучшим диагностом среди терапевтов, Н.Н. Ковязин, который вёл группу с нами. Эти люди были ассистентами, доцентами, но по тем временам они были высокопрофессиональными специалистами.

У нас дисциплину акушерство и гинекологию преподавал профессор П.В. Маненков, он жил недалеко от клиники. Эти врачи были привязаны к своей специальности, к своим больным. В больнице был такой порядок: если роды были сложными или была какая-нибудь другая сложная ситуация, звонили П.В. Маненкову, и он среди ночи прибегал и завершал роды. Вот такой был профессор П.В. Маненков.

Профессор И.Ф. Харитонов ‒ ученик Вишневского, когда мы учились, он был доцентом. Один из лучших хирургов. Он жил в Ленинском районе, но, если была сложная операция, он приезжал из дома после рабочего дня в клинику и навещал своего оперированного больного.

Вот такие были преподаватели, и так на всех кафедрах. Это были врачи самой высокой врачебной сущности.

В наше время тоже есть хорошие врачи. Это новое поколение врачей, прекрасные преподаватели. Среди них есть терапевты, хирурги и другие специалисты.

Мы были молодые во время войны, жили своей обычной молодёжной жизнью. На улице Достоевского, на которой я живу, мы играли в волейбол без сетки. Автомобили нам не мешали, так как их были единицы в Казани. И всегда хотели есть.

Нам, студентам, иногда через профсоюзную организацию на группу выдавали одежду. Нашей группе выдали один мужской свитер. В группе нас было двое: А.А. Агафонов, который стал профессором кафедры топографической анатомии, и я. Мы разыгрывали, кому этот свитер попадёт. Была ли в этом свитере шерстяная ткань? Думаю, в основном, она была хлопчатобумажная.

Времена сейчас изменились, тогда эта была радость.

Вот на этот свитер, который у меня долго находился, я смотрел с определённой ностальгией, он имел, безусловно, весьма-весьма жалкий вид.

Когда в 70-х годах появились ФПК. Нас посылали в лучшие вузы страны (во 2-й Московский медицинский институт и в Ленинградский педиатрический). В обоих институтах мне довелось побывать.

Жена у меня анатом, она ездила тоже. Как узнавали, что мы из Казани, говорили: «Вам здесь нечего делать. Вы из Казани». То есть такая марка великих врачей Казани передавалась и на нас. Я прямо скажу, преподавание на кафедре физиологии было лучше, чем на кафедрах в Ленинграде и в Москве. Когда был съезд физиологов Казани (лет 12-13 лет тому назад), который организовала кафедра физиологии, к нам приехали специалисты из разных городов России, которые очень интересовались нашими методами преподавания. Они учебного ассистента буквально разрывали на части: «Как вы ведёте? Какие у вас методические руководства?».

Во время учёбы нас всегда отправляли в колхоз. Мы ездили в колхозы,в основном,в Высокогорский район.

После войны была карточная система. Долгое время мы были прикреплены к определённым магазинам, где выдавали хлеб и другие продукты. Занимали очередь с вечера. На руке химическим карандашом писали номер. Чуть рассветало, мы туда прибегали. Правда, наш магазин был от нас далеко. Хлеба хватало не всем, хотя карточки были у всех. И люди боролись в очереди, чтобы этот хлеб заполучить. Какие-то продукты давали в весьма в скромном количестве.

Одежда была плохой. У меня был брат. Он вернулся с войны без ноги. Кое-какую одежду он мне дал. Я ходил в кирзовых сапогах и в его поношенной шинели. Ходили в институт в телогрейках. Девушки тоже начали ходить в кирзовых сапогах. То, что есть сейчас, раньше и близко не было. Была бедность, не было материалов, не было одежды.
Но главное, мы были молоды, были здоровы, мы дружили, любили друг друга. И было замечательно.

В нашей группе было только два мужчины: я и будущий профессор, заведующий кафедрой красавец А.Агафонов.

Доцент Р.З.Богданов принимает экзамен.

Идёт эксперимент.

Встреча друзей: Миша Девятаев, Гайя, Рефгат Богданов.

На демонстрации. Профессор А.Г.Коротков, доцент Р.З.Богданов, доцент О.А.Королькова, доцент А.И.Бизяев.

Сотрудники кафедры нормальной физиологии в 1950-е годы.

Воспоминания записала Сиразетдинова Алина Наилевна, студентка 4-го курса ФСР
Источник: Сборник КГМУ «Старая фотография рассказывает», 2014г.

Материалы по теме "75-ая годовщина Великой Победы!" >>>

 
 
 
 
 
 
     
     
 
 
Copyright © 2011 Лига выпускников
Тел.: +7 965 629 6455
Казанский Государственный Медицинский Университет
Создание сайта Вебцентр