Гимн Лиги выпускников


Все мы дети одной альма матер,
Из единого корня растем.
Каждый горд, что в Казани когда-то
Получил свой врачебный диплом.
Весь текст
 
 
 
 
некоммерческое партнерство
Лига выпускников
казанского государственного
медицинского университета
г. Казань +7 965 629 6455
     
 
Главная / Наши партнеры / Продюсерский центр ИМАН / Морозов Николай Алексеевич

Морозов Николай Алексеевич

Кинофильмы позволяют нам взглянуть в глаза минувшему, вновь увидеть знакомые лица и опять пережить страсти, которые когда-то бушевали, Кинематограф даёт возможность войти в ту реку, воды которой давно утекли. И так обидно: за кадром остаются те самые люди, глазами которых мы оцениваем прошлое и пытаемся разобраться в настоящем.

Сорок лет назад начал работать в кинематографе Николай Алексеевич Морозов, кинооператор и кинорежиссёр. Сейчас он заслуженный деятель искусств Республики Татарстан, почётный сотрудник МВД Республики Татарстан. Николай Алексеевич также награждён нагрудным знаком Министерства культуры Республики Татарстан «За достижения в культуре» и медалью «За доблестный труд», которую получил первым среди кинематографистов Татарстана.

Николай родился в 1947 году в городе Иман Приморского края, где служил его отец-артиллерист. Мама была учительницей, преподавала в школе. Николай, родившись на Дальнем Востоке, в школу пошёл в Грузии. А затем отца переводят в Пензу, потом в марийский посёлок Суслонгер.

 

В это время Николай заболел редкой болезнью нарушения кровеносных сосудов. В Марийских лесах в школу его возили на санках — ходить не мог. Врачи предрекали пожизненную инвалидность. Но он поправился. Болезнь закалила характер. И в свои десять лет Коля Морозов уже твёрдо стоял на своих ногах.

Когда отца демобилизовали, семья переехала в Казань. В шестой класс он пошёл учиться в здешней школе.

В восьмом классе сестра подарила Николаю фотоаппарат «Смена». И его жизнь перевернулась! Он начал фотографировать, а потом посещать кинофотостудию Дворца пионеров Ленинского района. Снимал на любительские кинокамеры «Кварц», «Экран», «Турист», делал это везде — в школе, в походах.

Оканчивая школу, задумался о будущем — хотел стать кинооператором. Но его отговорили поступать во ВГИК — посоветовали идти в казанский вуз.

Девятый класс. Лето 1963

— Мы с друзьями бросили монетку, и выпало поступать в КАИ, — рассказывает Николай Алексеевич. — Факультет выбирали так: увидели на одном из них знакомые токарные станки, на которых работали на школьной практике на седьмом заводе, и это решило всё дело.

В КАИ была студия «КАИ-фильм», и после первого курса Николай стал снимать на этой студии фильмы к весенним студенческим фестивалям. Учиться было некогда, ходил, обвешанный камерой и осветительными приборами. После третьего курса понял, что без кино не сможет! Тогда он не сказал никому, что бросает учёбу и связывает свою жизнь с кино. Пришёл на Казанскую студию кинохроники — вакансий нет. Отправился на студию телевидения, где тогда было и кинопроизводство. Там оказалась свободной только должность осветителя.

 

Что ж, он приблизился к мечте взять в руки кинокамеру. Участвовал в киносъёмках новостийных материалов, кроме этого запечатлевали на плёнку концерты, делали киновставки. В павильоне работали только по ночам, потому что днём шли прямые передачи. Его считали уже полноправным участником съёмок — видели, как он мечтает стать кинооператором! Ну, а он был счастлив, что позволяют работать в кино.

Николай помогал студентам ВГИКа Виктору Щеглову и Юрию Гвоздю, тогдашним ассистентам. И осветителем был, и ассистентом, и декорации крепил — делал всё, что требовалось им для съёмок курсовых работ.

И потом — о, счастье! — его перевели ассистентом кинооператора! Руководитель цеха киносъёмочной техники Г. А. Харахоркин доверял ему кинокамеру «Конвас», и он тренировался — с закрытыми глазами мог собрать и разобрать кассету.

Фото: Айшинский фестиваль авторской песни

Старейший кинооператор Татарского телевидения В. А. Абрамов как-то в командировке поручил Николаю снять самостоятельно эпизод сюжета для передачи. Так он стал ассистентом кинооператора И. Г. Шамсутдинова. А крёстным отцом своим в профессии Морозов считает кинооператора К. В. Аристова.

А когда Николая призвали в армию, он стал при штабе Приволжского военного округа. Исподволь начал готовиться к поступлению во ВГИК. Организовал в Доме офиеров города Куйбышева кинофотостудию, куда приходили все желающие от первоклассников до пенсионеров, приглашает на свои занятия своих друзей — ассистентов Куйбышевской студии кинохроники. Они подсказывали, что правильно, а что нет. Так Николай учился говорить грамотно на языке кино и фотографии. Посещал музеи, фестивали, театры — культурно развивался. Снял четыре документальных фильма. Его работу курировал старейший кинооператор Куйбышевской студии Александр Фёдорович Казначеев, друг знаменитого Романа Кармена, с которым они прошли войну в качестве военных кинооператоров.

 

Приехав после службы в Казань, Николай прямо в форме пошёл с вокзала не домой, а на телестудию. И ему сразу говорят: завтра едешь в командировку — секретарь ЦК КПСС Кириленко прибывает на КамАЗ. Поехал с К. В. Аристовым в Набережные Челны.

Там они едва не поссорились: Николай стал уговаривать старшего товарища взять его в ассистенты, а тот категорически возражал. Всё встало на свои места после командировки: Аристов сказал, что в ассистентах Морозову делать уже нечего, и издали приказ о его назначении ассистентом оператора с правом самостоятельных съёмок.

Началась другая жизнь! Родоначальник операторской школы Казанского телевидения В. Г. Миронов, будучи режиссёром фильма «Камские зори», взял его на фильм оператором. Это была первая профессиональная работа Николая в качестве кинооператора.

Фото: Отец Николая Морозова Алексей Викторович с внуком Кузьмой

В 1973 году Николай поехал поступать во ВГИК и — не прошёл... На следующий год сам себе сказал: должен поступить! И «встал на вахту»: сто дней — не пить и не курить! Выдержал и поступил в заветный институт кинемотографии.

Снимая учебные работы, познакомился с Робертом Хисамовым, вместе с которым делали курсовые фильмы: Хисамов практиковался как режиссёр, Морозов приобретал профессию кинооператора. Так зародилась их творческая дружба, продолжающаяся уже многие годы.

Одна из первых самостоятельных работ Николая Морозова — кинофильм «КамАЗ. Рождение династии» 1976 года была отмечена дипломами всесоюзных фестивалей телевизионных фильмов в Ленинграде и Кишинёве. Он стал автором-оператором телефильмов «Мы стеклодувы», «КамАЗ. Рабочие ритмы», «И да придёт к вам окрылённость», «Карате. Пустая рука».

 

Ещё в 1969 году Николай Морозов и его коллега Юрий Гвоздь писали сценарий к передаче «Теремок», и Морозов пригласил на передачу друга по КАИ Валеру Бокова, а из медицинского института приглашён был известный бард Володя Муравьёв — он уже тогда являлся лауреатом Грушинского фестиваля. Их дружба продолжается и по сей день. А Виктор Боков не раз писал песни к документальным фильмам, который снимал Николай Морозов.

На Казанскую студию кинохроники Николая Морозова пригласили в 1979 году оператором комбинированных съёмок. Первая его работа здесь — фильм режиссёра Н. Валитова «Дорога на Сабантуй», который был удостоен республиканской комсомольской премии имени Мусы Джалиля и Почётной грамоты ЦК ВЛКСМ.

Фото: Рабочие моменты киносъёмки. 1984

Ну, а дальше была вожделенная работа кинооператором, хотя тарификации Николай ещё неимел, отсутствовалоопределённое количество самостоятельно снятых фильмов. Кинооператор Казанской студии кинохроники Авис Привин отдал ему свою работу — съёмку полнометражного документального фильма «Уходим в море», и он побывал на омывающих СССР Чёрном, Балтийском, Баренцевом морях и Северном Ледовитом и Тихом океанах... Съёмки проходили на атомном ледоколе «Сибирь» и теплоходе «Кола» по Северному морскому пути до Певека.

А потом — вновь повседневный труд. Кинофильм «Нижнекамский вариант» был отмечен дипломом XIII Всесоюзного кинофестиваля в Минске в 1985 году. А фильмы «Азнакаевская гречиха» и «Космическая соната» получили бронзовые медали ВДНХ за операторское мастерство. «Это же театр!» — изящная кинофреска об академическом театре имени Г. Камала. «Баки Урманче» — единственный фильм, объёмно представивший творчество выдающегося мастера изобразительного искусства Татарстана в связи с девяностолетием художника. По сути, это последние прижизненные съёмки Баки Урманче. Кинокадры запечатлели и его многочисленные произведения — живописные полотна, скульптуру, графику, и его окружение — ученика, жену, ребёнка. Зрителям Баки Идрисович демонстрирует свой особенный инструмент, рассказывает о своей нелёгкой жизни.

По словам авторов (режиссёром фильма был Роберт Хисамов), они получили незабываемые впечатления от общения с Баки Урманче. Такие же впечатления получают и зрители, которые смотрят эту десятиминутную картину.

К тому времени у Николая Морозова возникла потребность монтировать свой материал самому: режиссёры часто выбрасывали кадры, которые снимались долго и трудно. И оператор стал с удовольствием это делать.

В 1986 году Николай Морозов и Роберт Хисамов обратились к теме подростковой преступности в фильме «Зовет страна "Апрелия"». Они верили в то, что авторская песня поможет вырвать молодёжь из преступных группировок.

В следующем году друзья снимают «Пустоту», ставшую началом их трилогии о подростках. Несколько месяцев кинонаблюдений в колонии для несовершеннолетних вылились в двадцатиминутный фильм. Авторы решили не ворошить прошлого подростков. Мы увидели будни колонии, самые словоохотливые ребята рассказывали о себе. Тогда существовали определённые рамки, выходить за которые было нельзя, и многое осталось за кадром. Тем не менее в фильме идёт откровенный разговор о подростковой преступности. В нём звучит не только предостережение молодым, но и упрёк взрослым, собирательный портрет которых в фильме им совсем не льстит.

И как логическое продолжение разговора — другой фильм тех же авторов, рассказывающий о последствиях уличных драк. Он снят в реанимации.

Обдумывая картину «Страшные "игры" молодых», решили показать всё как есть. Это было в 1988 году. Тогда фильм в считаные месяцы посмотрели несколько миллионов зрителей всей страны...

Молодой парень, получивший удар по голове и ставший дебилом. Другой — с рваной раной под сердцем. Девушка, покалеченная взорвавшейся самодельной бомбочкой. Изуродованные лица. Морг. Опознание... Тяжело смотреть эти кадры. Но документалисты, насмотревшись на страшные картины жизни, выбрали «шоковую терапию» как единственно верный стилевой приём. «Да, наша лента жестока, потому что в ней — правда», — утверждали авторы фильма.

Этот фильм, не жалеющий нервов зрителей, показывает, к чему приводит бездуховность подростков и их родителей. Мы видим, как молодые парни становятся не только физическими, но и моральными инвалидами. Диалог авторов о молодёжи — новый шаг к осмыслению проблемы, которую уже тогда надо было срочно решать.

Потом был фильм «Крик. ПТУ не с парадного подъезда». Два убийства, непосредственно связанные с учащимися профтехучилищ Казани. Хозяевами там стали «группировочники», все остальные послушно, почти как в ритуальном танце, снятом в одном из ПТУ, исполняют их волю. Фильм заставлял размышлять, искать выход из тупика, в котором оказалось общество... Особенность киноленты в том, что оператор снимал не скрытой камерой, а в открытую. Сначала Морозов ходил с пустой кассетой — люди привыкли. И потом уже в камеру говорили всю правду.

Оценки трилогии были неоднозначными. Многие ругали, в основном в родной в Казани.

 

Тогда, в конце восьмидесятых, этим фильмам дал высокую оценку Ролан Быков. Неоднократно обращались к ним создатели телепрограммы «Взгляд», приглашали авторов на свои передачи. За эти острые публицистические ленты — трилогию о подростках Николай Морозов и Роберт Хисамов в 1987 году были награждены премией МВД СССР. С этими фильмами Николай Морозов участвовал во многих фестивалях.

Спустя некоторое время Николай Морозов и Роберт Хисамов уходят. В независимые кинематографисты. Уходят,чтобы возвратиться и снова потрясти.

Ни одна из их работ не была оценена однозначно, всегда — полярные мнения. Но никогда не было равнодушных: Морозов и Хисамов всегда берут за живое.

Фото: На съёмке фильма «Прокурор в переводе с латинского». Сентябрь 2007. Фото из архива Н. А. Морозова

«Шок. Или спящий мальчик» — это первый их фильм. Все предыдущие картины на студии именовались киножурналами. К тому же теперь они были независимыми!

На фотографии — здоровый, весёлый мальчик. Затем на экране — то, что осталось от ребёнка. Худое, безжизненное тельце под вечной капельницей. Между этими двумя состояниями мальчика — целая пропасть. Болезнь. Ошибки врачей. Больницы. Бесконечные операции. Наконец приговор: смерть мозга. И только безмерная любовь отца, его вера помогли в мучительных поисках вырвать ребёнка из небытия... Организм жив, сознания нет. Но рядом с ним — отец... Он читает мальчику сказки, разговаривает с ним. «Сын реагирует, — утверждает отец, — и даже улыбается...» Сейчас они — единое целое...

Фильм смотришь с состраданием, очищаешь свою душу от наносного, задумываешься о смысле бытия. Картина показывает родителям, как требуется любить своё дитя. «Ребёнка надо обволакивать своей любовью», — эти слова отца мальчика стали для меня, в то время молодой мамы, самыми главными в жизни.

Следующая совместная работа Морозова и Хисамова «Зона: Безумие или сверхразум» снята в совсем иной стилистике. Фильм о мистике, существовании иных миров! Задавшись вопросом, прозвучавшим в названии, авторы отправились в экспедицию в зону «пермского треугольника».

За кадром авторы комментируют эпизоды фильма. Непринуждённо, с юмором, однако не всегда соглашаясь друг с другом. Хисамов верит, что вокруг нас существует другая жизнь. Не только верит, но и чувствует. Морозов же отрицает это, да ещё иронизирует! Собственно, эти две авторские позиции как бы предугадывают и подобное зрительское восприятие. Кто-то поверит, а кто-то и нет так называемым контактёрам.

Фильм привлекает не столько неожиданными гипотезами, сколько конкретными фактами. Авторы ставят вопрос в нравственной плоскости: достойны ли мы, люди, того, чтобы с нами вступали в контакт представители высшего разума? Интересны ли мы им?

Зона преподнесла также сюрприз: снимая на сверхчувствительную киноплёнку кромешную тьму, кинематографисты получили... нечто необыкновенное, таинственное. Тут уж и Морозову пришлось поверить в собственные кадры. И зрителям ничего не остаётся, как поверить собственным глазам!

 

Позднее творческие интересы Николая Морозова были связаны ещё и с медициной. С 1994 года он руководит студией «ЭРТ-видео» при ассоциации «Эндохирургия Республики Татарстан». На ней создано несколько десятков фильмов об уникальных медицинских методиках и технологиях. По этим фильмам в России и странах СНГ обучают хирургов.

На Первом международном фестивале медицинских фильмов «Filmobidos-97» в Португалии Россия была представлена единственным фильмом — кинолентой Николая Морозова «Российский лидер из глубинки» об эндохирургии в Казани. Кстати, одним из героев фильма является Президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев, занимавшийся ещё в студенческие годы технической эндоскопией при диагностике агрегатов и узлов двигателей.

Фото: Вручение звания «Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан». 1997

Сегодня, работая в штате Межрегионального клинико-диагностического центра, который оснащён уникальным медицинским оборудованием, зачастую единственном в России, Морозов снимает показательные операции и мастер-классы ведущих хирургов не только России, но и всего мира, что помогает казанским хирургам осваивать бесценный опыт.

С конца восьмидесятых годов у Николая Морозова сложилось тесное творческое содружество с театрами Казани. Спектакли театра юного зрителя он в качестве режиссёра-оператора снимает на видео. Фильм-спектакль «Буря» Вильяма Шекспира, снятый Николаем Морозовым, был отправлен экспертному совету театральной премии «Золотая Маска». Именно по нему критики судили о достоинствах спектакля, выдвинув его на соискание премии. И Казанский государственный театр юного зрителя в 1996 году получил «Золотую Маску».

В театре юного зрителя Николай Морозов только за последние годы снял около двух десятков фильмов-спектаклей. В содружестве с Государственным театром драмы и комедии имени К. Тинчурина им был снят фильм-спектакль «Могжизадан сон» («После чуда»).

Он начинает снимать спектакль ещё до его выхода на сцену — на репетициях и прогонах: делает крупные планы актёров, подбирает разные ракурсы, укрупняет различные детали, важные по смыслу и не видные со сцены... Отдельно работает со звуком, чтобы все ключевые реплики актёров дошли до зрителя. В нескольких спектаклях кино и видеокадры Николая Морозова включены в ткань театрального действия.

А ещё Николай Морозов делает очерки о ветеранах татарстанских театров, готовит видеоматериалы из собственного архива для чествования юбиляров, снимает документальные фильмы о сегодняшней жизни Союза театральных деятелей.

На протяжении всей своей творческой деятельности Николай Алексеевич постоянно следит в своих работах за развитием авторской песни, видя в ней хорошую возможность воспитания молодёжи. Студия «ЭРТ-видео» выпустила цикл передач: «Мы живы, покуда поём» на телеканале «Эфир» и «Три бардовских аккорда» — на канале Гостелерадиокомпании «Татарстан». Морозов снимает репортажи о фестивалях, создаёт портреты известных бардов, открывает новых талантливых исполнителей. Он сделал уникальные записи концертов, взял интервью у мэтров жанра. Несколько выпусков программы были посвящены истории создания самых легендарных бардовских песен, ставших классикой. И передача эта, так полюбившаяся зрителям, делалась исключительно на энтузиазме Николая Алексеевича. В командировки на фестивали он ездил на свои средства, съёмки вёл на своей аппаратуре и на свои кассеты. Много лет Николай Морозов запечатлевает фестиваль молодёжной песни «Песня, гитара и я». Ездил на Кипр и в Турцию снимать международные фестивали авторской песни.

В бардовской казанской тусовке Морозова все уважительно зовут дядей Колей. Он в дружеских отношениях с нашими бардами всех поколений. При съёмках они ему доверяют и не обращают внимания на камеру.

Он и автор, и режиссёр, и оператор. И как всё успевает?

 

— Всё одному успеть невозможно, — признаётся Николай Алексеевич. — Помогает снимать второй камерой мой сын Кузьма, а когда съёмки большие и я должен одновременно находиться в разных местах, отвлекаясь на организационные дела, он работает на первой, основной камере. Занимается сын и монтажом.

За четыре десятка лет Морозов собрал уникальный архив — около двух сотен видеокассет с записями бардов.

— Николай делает благородное дело, — считает Валерий Боков, — сейчас ведь можно заработать популярность гораздо более лёгкими способами, а он выбрал именно этот тернистый путь. Его можно назвать подвижником. Морозов показывает настоящую песню, которая резонирует с сердцами, делает людей лучше...

Фото: Н. А. Морозов с сыном Кузьмой на съёмках.

— Мы с ним знакомы почти сорок лет, — говорит Владимир Муравьёв, — и меня всегда удивляла целеустремлённость Николая. Постоянные поиски, связанные и с искусством, и с работой. В медицине, искусстве, авторской песне Морозов всё делает с душой. И, помимо всего прочего, он прекрасный друг.

Творческий тандем кинодраматурга Д. П. Хохлова и Н. А. Морозова создал сериал фильмов о работниках милиции. Они получили немало наград.

Последняя трилогия Николая Морозова и Роберта Хисамова — «В прятки со смертью», «Подкидыши» и «Свет во тьме светит» — о проблеме наркомании. И в этих фильмах заявлена активная общественная позиция авторов. Прежде всего ими движет горячее желание помочь попавшим в беду и показать конкретными примерами, что выход есть!

«В прятки со смертью» начинается с шокирующих кадров смерти наркомана. И, наверно, авторы правы — это надо видеть своими глазами... Показывается работа реабилитационного центра «Большие Ключи», из которого бывшие наркоманы уходят со словами: «Вы вылечили мою душу — низкий вам поклон за это!..»

Кинолента разворачивается как драматическое многоголосие героев — каждый попавший в беду рассказывает свою историю, не пряча своего лица, называя вещи своими именами. Людям на экране, молодым и не очень, веришь: камера оператора чутко улавливает малейшие движения души. Все герои фильма борются за своё будущее. Кто-то срывается, а затем возвращается сюда с надеждой, что здесь поймут и не осудят. Умение авторов в такой ситуации «разговорить» своих героев и вывести их монологи на экран так, чтобы зритель поверил — это высший пилотаж в документалистике.

В коммуне оказавшимся в беде приходится заново познавать жизнь: доить коров и убирать за ними, выращивать овощи... И камера схватывает не только движения рук, но и горение глаз — и уже никаких слов не надо, кадры говорят сами за себя. Лейтмотивом фильма стали строки из песни: «Духовная война: нам быть или не быть. Духовная война: за право победить...» Герои фильма побеждают себя прежних, выходя из центра другими людьми...

О детях-сиротах при живых родителях рассказывает фильм «Подкидыши», в котором сам Николай Морозов — режиссёр и оператор комментирует происходящее (сценарий и текст Роберта Хисамова). Он не читает дикторский текст, а обнажает боль своей души. Этот фильм стал продолжением предыдущего. Одна проблема вылилась в другую — у наркоманов рождаются дети... Это очень страшно, но автор не отводит кинокамеру, заставляет смотреть!

Николай Морозов рассказал об этой проблеме, чтобы привлечь к ней внимание тех, кто способен помочь. И его голос был услышан! Был проведён конкурс, в котором участвовали семнадцать детских учреждений, нуждающихся в помощи. Европейский банк реконструкции и развития выделил для отделения отказных детей Детского стационара Центральной городской клинической больницы № 18 Казани, в котором был снят фильм, пять миллионов рублей. «Красный Крест» Монако также взял под свой патронаж это отделение.

Фильм из этой трилогии «И свет во тьме светит» участвовал в конкурсе документальных кинокартин на Международном фестивале фильмов о правах человека «Сталкер» в 2006 году. В следующем году Николаю Морозову был вручен диплом фестиваля «За личный вклад в проведение благотворительной акции Международного кинофестиваля «Сталкер» в Республике Татарстан в 2005 году».

 

Неиссякаемое любопытство и неравнодушие Николая Морозова к многообразным проявлениям жизни, мобильность и авантюрность, в хорошем смысле слова, заставляли его браться за самые разные темы. Ему подвластны любые жанры: от событийного репортажа до игрового кино. Он был режиссёром и оператором первого казанского телесериала «Казанский блюз». И в каждой операторской работе применяются новые разработки оригинальных оптических насадок и специальных светофильтров — для достижения выразительности кадра.

Фото: На блокпосту в станице Шелковской в Чечне.

Камера у Морозова подвижная, живая — она плывёт, танцует. Всю свою творческую жизнь он непрерывно переводит фокус с одного объекта внимания на следующий. Его камера движется вслед за зорким взглядом художника. Николай Морозов чутко улавливает боль. Его кадры кричат, шепчут, иногда шокируют. И никого не оставляют равнодушными.

Вот уже двадцать лет Николай Морозов — постоянный член Правления Союза кинематографистов Республики Татарстан. Многие бывшие его ассистенты стали ведущими кинооператорами России и Татарстана: Дмитрий Яшонков, Геннадий Морозов, Андрей Абдракипов, Сергей Васильев.

А у Николая Алексеевича — новые замыслы. Сейчас при поддержке «Лиги здоровья нации» он вместе с кинодраматургом Дмитрием Хохловым и сыном Кузьмой работает над циклом фильмов о проблемах наркомании, семьи, образования и здравоохранения, пытаясь донести до российского зрителя всё то, что увидел, почувствовал, понял.

Так что зрителям скучно не будет никогда!

Автор статьи: Алексеева Елена Петровна — киновед, научный сотрудник Научно-исследовательского института «Прометей» Академии наук Республики Татарстан.

Источник: Журнал
"Лики и лица Казани",
2008, август, стр. 67-75

 
 
 
 
 
 
     
     
 
 
Copyright © 2011 Лига выпускников
Тел.: +7 965 629 6455
Казанский Государственный Медицинский Университет
Создание сайта Вебцентр